Сергей Кожевников

Он про Италию, импрессионизм, французское кино, умиротворение и романтику. Я вошла в офис «Жары» как в свой. Деловая аура и съемочная атмосфера казались очень родными. Так незаметно и неожиданно я подошла к дверям продюсера, что даже помощница Сергея Витальевича была удивлена моему визиту. Она меня не ждала, но г-ин Кожевников-то ждал! Открыл дверь со словами и улыбкой: «Добро пожаловать! Заходите!»

Хотя он не успел прибраться на столе, этот небольшой деловой беспорядок создавал необыкновенный уют. Я решила проигнорировать яркую желтую куртку и красного гномика на полке. Хочется самой сказать, но на эту тему уже высказался Альберт Эйнштейн: «если беспорядок на столе означает беспорядок в голове, то что же тогда означает пустой стол?» Бумаги, письма, договоры, глаза мои разбегались, так же как и вопросы в моей голове. В итоге мы поговорили обо всем понемножку: и про Эмина, и про «Жару» и про вина, и про картины, рестораны… Мы поговорили даже о затянувшейся войне с РМГ и заслуженных 150 млн долларах. Но это не интересно.

«Русская медиагруппа», радиостанции «Русское радио», «Радио Монте-Карло», «ХИТ FM», телеканал и премия RU.TV, «Золотой граммофон», телеканал «Твой Дом», музыкальный проект «Жара», ресторан «Forte Bello». А Вы так можете? Сергей Витальевич серьезный и влиятельный человек и общение с ним получилось на удивление легким и запредельно приятным. Уверяю, он один из самых открытых и вдохновляющих людей в шоу-бизнесе.

 


 

Вы художник, продюсер, шеф-редактор, ресторатор, крупнейший медиаменеджер страны. Какими качествами нужно обладать, чтобы иметь такие грандиозные проекты, как у Вас?

Чувство вкуса и жажда нового — это самые главные два качества. Нужно постоянно хотеть чего-то оригинального. Если остановился, успокоился, заскучал, то, наверно, тебе не свойственно делать новое. Если же стремишься к чему-то, нужно всегда идти вперед. Плюс очень стимулируют дети: когда они подрастают, нужно становиться для них примером, а когда ты им являешься, главное ― не учить их, а просто показывать сильные стороны ― тогда они будут брать пример с тебя.

Что скажете про Эмина? 

Отличный парень. Мы с Эмином Агаларовым подружились 3 года назад и сделали совместный проект итальянского ресторана «Форте Белло». Он успешный, с ним удобно работать. Мы понимаем друг друга с полуслова, он легкий в общении, но очень обстоятельный в бизнесе, поэтому с удовольствием с ним сотрудничаем.

Очень люблю Ваш с Эмином ресторан «Форте Белло». А почему Вы решили открыть ресторан, а не что-то другое? Из-за удачного партнера или страсть к итальянской кухне?

И то, и то другое. «Форте Белло» — это мое представление о том, как нужно кормить клиентов. Это произошло чисто случайно. Я заходил в итальянские рестораны, и мне не нравилась пицца! А я периодически люблю поесть вредную пищу. (Поднимает бровь.) Но мое представление о том, как должна выглядеть пицца, отличалось от представления российских «знатоков», но совпадало с представлением итальянцев. Пицца — это не толстое тесто, это скорее лаваш и температура. Так, мы создали качественный итальянский ресторан, причем средней ценовой категории, ресторан семейный, куда можно прийти с детьми, основными потребителями пиццы (улыбается) — простого, вкусного и недорогого продукта. И поэтому ресторан «Форте Белло» рядом с катком — удобно и по-семейному.

Хорошо, «Форте Белло» нам нужен. Зачем нам проект «Жара»?

«Жара» — это музыкальный фестиваль. Фестивалей было много: некоторые из них имеют рок-основу, некоторые ― конкурсную направленность, другие ― этническую. Есть фестиваль в Сочи, есть в Юрмале и т. д. И у каждого концерта есть свой характер, чему я только очень рад, ведь у людей есть выбор, куда им сходить и что посетить. «Жара» проходит в Баку. Баку ― замечательный город с богатой музыкальной культурой. Публика очень благосклонна к российской эстраде. Поэтому мы соединили зрителя и артиста. Есть масса людей на постсоветском пространстве, для которых русский язык не чужой и русская современная культура не инородная, и я считаю, что это большой прорыв в российско-азербайджанских отношениях.

А будет ли приглашен на фестиваль кто-то из западных звезд?

Нет. Я Вам скажу честно, для российского телевидения более востребован концерт Аллы Пугачевой, чем концерт Стинга: и цифры, и аудитории дают больше, а мы в первую очередь ориентируемся на аудиторию.

Артисты раз в неделю выступают на шоу «Жара в Вегасе». Бесплатно! Зачем им это? Только ради уважения к Вам и к проекту, полагаю? 

Для нас это интересно как телевизионный проект. Мы получаем красиво снятый концерт. Для «Вегаса» это, безусловно, привлечение аудитории, а для артистов — это возможность популяризации своего нового материала. Ни для кого не секрет: для того чтобы снять клип, нужны деньги, чтобы запустить песню на радио, это еще нужно время, усилия, и всегда эти усилия проходят через те или иные барьеры, а тут вот артист, вот публика. Вперед! Тестируй материал! Если на радио, бывает, ошибаются и не берут в ротацию материал со словами: «Ты знаешь, твой материал нам не очень нравится и не очень подходит», то здесь публику не обманешь. Да, люди воспринимают обычно те песни, которые знают, но бывает и такое, что начинают подпевать уже после первого припева, как, например, у Лободы или Макса Фадеева в дуэте с Наргиз. Публика очень хорошо чувствует хит.

Я много слышала о Вас как о потрясающем художнике.  Немногие знают, что Вы выставляли свои картины в Японии, Америке, Швейцарии, а впоследствии Ваши работы представляли на «Сотбис» (один из старейших в мире аукционных домов. ― Прим. ред.). Почему Вы бросили? Вы же продюсер! Продвигайте свои работы или молодых художников-живописцев!

К сожалению, в нашей стране отсутствует художественный рынок как таковой! Он очень ничтожный, мизерный. Большой художественный рынок русского искусства упал еще в 1992 году, потом несколько раз перерождался, но вот таких высот и взлетов в это время не было. И интереса к русскому искусству, к сожалению, сейчас тоже нет, поэтому заниматься тем, что выращивать какого-то артиста, певца, продавать его картины на Запад, собственно, с этого получать процент и с этого жить, мне кажется, можно не в плане бизнес-модели, а в плане хобби. Я не занимаюсь этим как хобби, я занимаюсь профессионально и считаю, что сейчас подобные проекты нецелесообразны. Когда этим занимается Дарья Жукова, мне понятно. Она делает это для саморазвития и самоудовлетворения, но я, к сожалению, не настолько богат, чтобы заниматься подобным.


Kozhevnikov interview
Анри Матисс / Мадам Матисс

Kozhevnikov interview art
Анри Маттис / Девушка на отдыхе

Чем еще занимаетесь?

В последнее время я сам с удовольствием готовлю. Привлекает больше итальянская кухня и тайская.  Они по схожести близки, эта кухня быстро готовится. Здесь довольно простой способ приготовления, он очень технологичен. Везде довольно свежие продукты, главное — знать, как правильно комбинировать ингредиенты. Понятно, что у нас всегда идет микс и мы добавляем свою ноту в кухню, но это то (что немаловажно) построено на скорости. К сожалению, кухни, которые подразумевают долгую, многочасовую подготовку, не пользуются популярностью, а быстро, в режиме «здесь и сейчас», можно приготовить только блюда из свежих продуктов. Знающий человек сделает это бесподобно.

Посоветуйте тогда: с каким вином все это можно смаковать?  Вы же неплохо в них разбираетесь.

Я неплохо разбираюсь в итальянских винах, гораздо хуже во французских. Летом семья часто проводит время в Италии, и хочешь не хочешь начинаешь пить местное вино, но просто пить мне скучно и не интересно — я начинаю узнавать всю информацию о нем: что это за вино, кто производит, из какого винограда и т. д. Все закончилось тем, что я окончил еще и курсы сомелье. Кстати, советую, пригодится. Чисто для себя — я не собираюсь им быть. (Улыбается.) Это показало мне, как можно учиться и структурировать внимание, которое ты проявляешь к вину. Со старыми дорогими винами все понятно: они по-прежнему хороши, а вот есть масса новых вин средней ценовой категории, которые могут стать великими. Вот здесь, для того чтобы разбираться, нужен вкус и нужны знания.  Я учился в школе с историческим уклоном, поэтому мне всегда интересен не только предмет, но и его история.

За какими направлениями, на Ваш продюсерский взгляд, стоит будущее?

Мы занимаемся популярной музыкой. Мы не занимаемся узкими жанрами или маргинальной музыкой. Мы делаем то, что востребовано публикой. В первую очередь мы ориентируемся на женщин. Женщины от 20 до 40 лет — это наше ядро, на которое мы ориентируемся. Поэтому, на что женщины обращают внимание, на то мы и…

Вот на что?  Три пункта можете обозначить?

Искренность, как ни странно, мужественность и любовь. (Улыбается.) Это три вещи, от которых, я думаю, не устоит ни одна женщина!

Не устоит.  Ни одна.


russian_showbiz_kozhevnikov


Фото: Роман РАЗУМЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

INSTAGRAM
error: Содержимое защищено!!!